Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Плесецкая средняя школа

Жителям Плесецка и Плесецкого района досталась своя доля горя, непосильного труда и полуголодных военных лет. Подвиг тружеников тыла в годы Великой Отечественной войны, как и подвиг советских солдат на фронте, заслуживает преклонения и вечной памяти потомков.

22 июня 1941 года… Воскресный выпуск районной газеты «Плесецкий лесоруб» открывала передовая статья о летнем отдыхе детей,  далее – информация о мирном труде северян, работе лесопунктов, планах...

А днем… Днем радио принесло черную весть: началась война…

«Сегодня, 22 июня в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города - Житомир, Киев, Севастополь, Каунас…»

Великая Отечественная всё поменяла, нарушила привычный ритм жизни. Планы пришлось перестраивать во имя Победы.  Самые молодые и работоспособные ушли на фронт. Тыл стал тоже фронтом, на котором трудились в основном женщины, старики, дети и инвалиды.

Из 15105 наших земляков, ушедших на фронт за годы Великой Отечественной войны, 7675 (больше половины) пали смертью храбрых, а 2212 вернулись домой инвалидами. Имена павших в годы Великой Отечественной войны навечно останутся в благодарной памяти земляков. Их имена высечены на памятниках и обелисках.

ПЛЕСЕЦКИЙ РАЙОН: ПОДВИГ ТЫЛА

Начались проводы на фронт. Память о тех тревожных днях долго хранило деревянное здание Плесецкой районной библиотеки, в котором в годы Великой Отечественной войны находился сборный пункт мобилизованных на фронт (к сожалению, здание сгорело). Здесь, на площади, перед отправкой на фронт проводили митинги, пели и плясали под гармошку, наказывали бить врага нещадно, просили вернуться живыми. Отправляли новобранцев сначала в Архангельск, где их распределяли по частям. Эшелоны на фронт шли через станцию Плесецкая, и родственники ходили к поездам, плакали, сутками стояли и ждали поезда. А на Плесецком стадионе новобранцев обучали  обращению с винтовкой - бей, коли!

Те, кого не забрали на войну, а это, в основном, женщины, старики, дети и подростки, а также мужчины, занятые на особо важном производстве и имевшие бронь, с первых дней войны стали работать за двоих, за троих, выполняя по несколько трудовых норм. В сентябре 1941 года секретарь райкома ВЛКСМ В.Е.Серов писал: «… Те, кто остался в тылу, отдают все силы и знания на дело помощи фронту… Комсомольцы-шоферы Шелековского лесопункта Василий и Александр Гоголевские выполняют нормы вывозки леса на 200-250 процентов».

Обыденным делом в районе стало проведение комсомольско-молодежных воскресников. Все деньги, заработанные на них, перечислялись на нужды фронта. Первый воскресник был проведен в Плесецком районе17 августа 1941 года. В нем участвовало около 3400 человек, было заработано и перечислено в Фонд обороны 20215 рублей.

Пришлось нашим землякам хлебнуть горя и в прифронтовой полосе. Дело в том, что жители Плесецкого района были мобилизованы на строительство оборонительных сооружений на Карельском фронте. В конце августа 1941 года на станции Емца был сформирован целый батальон из жителей района. В Карелии мобилизованные строили противотанковые рвы, артиллерийские капониры, полевые аэродромы, дзоты, копали окопы, траншеи, землянки, устраивали лесные завалы против танков. Это был по истине каторжный труд: каменистый грунт с валунами, а из орудий труда – только пила, топор, лом, кирка да лопата. Изматывающий труд, постоянное недоедание, жизнь в землянках, холод, бомбежки фашистских самолетов – все это привело к тому, что не все мобилизованные на строительство оборонительных объектов в Карелии вернулись с оборонных работ обратно домой. Скольких врагов задержали эти оборонительные сооружения, скольким бойцам спасли жизни укрытия, построенные нашими земляками.

В годы Великой Отечественной войны женщины заменили ушедших на фронт мужчин. О подвиге женщин в тылу лучше всего сказал наш земляк, советский писатель Федор Абрамов, воспевший в своем романе  «Братья и сестры» «...великий подвиг русской бабы, открывшей в 1941 году второй фронт, фронт, быть может, не менее тяжелый, чем фронт русского мужика...». Вчерашние домохозяйки, матери и сестры заменили своих отцов, мужей и старших братьев на лесозаготовках, в колхозах, на железной дороге, в одиночку заботились о детях,  каждодневно мучаясь мыслью о том, где достать кусок хлеба для ребятни, ждали писем с фронта и стойко переносили известия о гибели родных. Обычные фронтовые письма приходили в виде треугольников, а «похоронки» (извещения о смерти) - в казенных конвертах. Пришел «треугольник», значит  жив, а если конверт – мертв… «Похоронок» боялись так, что иногда прятались от почтальонов: А каково это было… ждать. Ждать, надеяться… и не дождаться.

Более половины мужчин ушло на фронт, их заменили женщины, старики и подростки, но рабочих рук, особенно на лесозаготовках, все равно не хватало. А норму выработки выполнять было надо. И ее не только выполняли, но и перевыполняли. Уже в первую военную зиму среди лесников области широкую известность приобрели женские лесорубческие звенья из Шелековского лесопункта. Двадцать девушек локомотивного депо станции Емца стали токарями, строгальщиками, слесарями, электромонтерами. А 68-летний Федор Васильевич Сотников из колхоза «Победа» Дениславского сельсовета на уборке ржи ежедневно скашивал вручную один гектар! Вязальщица Сабельникова успевала за ним вязать снопы, выполняя 2,3 трудодня в день. И таких примеров можно привести множество. Но женщины заменили ушедших на фронт мужчин не только на рабочих должностях, но и становились успешными руководителями. Так, в 1942 году крестьяне колхоза имени 7-го съезда Советов (деревня Змеёво Оксовского сельсовета) избрали председателем колхоза 24-летнюю Александру Дмитриевну Томилову. Молодой председатель умело организовала работу колхозников, и в этом же году колхоз под ее руководством стал победителем социалистического соревнования и был награжден переходящим Красным знаменем Плесецкого райкома ВКП(Б) и райисполкома. Когда по ранению вернулся в родную деревню Иван Петрович Варзин, то Александре Томиловой не стыдно было передавать ему дела.

Не отставали от взрослых и бригады школьников. Ученики косили и заготавливали сено, ухаживали за скотом, помогали на работах в колхозе и дома по хозяйству.  Так, уроженец деревни Кодыш Павел Алексеевич Потехин вспоминал: «В 1943 году я окончил семь классов школы в поселке Опытное с похвальной грамотой. Летом 1943 года работал в колхозе. Наша бригада школьников должна была покосить и заготовить сено на лугах, расположенных по берегам реки Емца. За мною и моим другом Павлом Фроловым было закреплено по две лошади и сенокосилка…  Косили целый день, менялись через два часа… С одного берега на другой лошадей переправляли вплавь, а косилку – на плоту. Работали дружно, жили в лесных избушках, выкурив сначала из них дымом комаров… Во время войны сельским школьникам нужно было выработать по шестьдесят трудодней. Мы выработали по сто с лишним, и вот здесь, - с гордостью вспоминает Павел Алексеевич, - я заработал свою первую награду – медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

А работать приходилось в тяжелейших условиях. Так, например, на лесозаготовках все лесосечные работы женщинами выполнялись вручную, пилой и топором. На конной вывозке леса навалка бревен на сани и их свалка также делалась вручную. А ведь бревна были толщиной 60-80 сантиметров, и эта работа даже для мужчин считалась крайне тяжелой. Работали в среднем по 10 часов в день при постоянном недоедании. Не выполнив нормы, труженики с рабочих мест не уходили. Выполнение норм выработки строго учитывалось. Так, в Северном лестрансхозе на каждого рабочего велась личная карточка ежедневного учета «Что ты дал сегодня фронту?» На карточке было написано: «За выполнение месячного плана ты имеешь право получить за наличный расчет: хлопчатобумажной ткани – 5 метров, мыла хозяйственного – 1 кусок (500 г), табака (для курящих) – 100 г, спичек – 3 коробки, кондитерских изделий (для некурящих) – 300 г». И таких примеров ударного труда в годы войны было немало.

Отказывая себе во многом, часто недоедая, наши земляки оказывали шефскую помощь не только бойцам Красной Армии, но и жителям пострадавших от оккупации районов страны. Так, на станции Емца в 1942 году был создан комбинат по ремонту одежды и обмундирования. Сотни тысяч комплектов обмундирования были отправлены на фронт. Жители района за годы войны собрали и отправили на фронт сотни посылок с  теплой одеждой, валенками, рукавицами, шерстяными носками вышитыми своими руками кисетами, а также конвертами и канцелярскими принадлежностями. Весной 1943 года в районе начался сбор книг для освобожденных от фашистов районов страны. Было собрано около 8 тысяч экземпляров. Самыми активными в сборе книг были ученики и учителя Плесецкой средней школы. А в августе 1943 года колхозы Плесецкого района оказали шефскую помощь по восстановлению стада коров освобожденным от гитлеровцев районам Ленинградской области. Только за один день было отправлено 80 нетелей.

В декабре 1941 года в районе начался сбор денежных средств на строительство танковых колонн «Народный учитель», «Боец всеобуча», «Архангельский колхозник» и имени Жен фронтовиков, а также эскадрильи самолетов «Лесоруб Севера» и «Трудящийся Архангельской области». Всего за годы Великой Отечественной войны трудящиеся района внесли в Фонд обороны и в Государственные займы свыше 40 млн. рублей. И этот вклад наших земляков не остался незамеченным. 18 апреля 1943 года по адресу: Плесецкая, улица Партизанская, дом 28, квартира 2, товарищу Нифонтовой А. пришла телеграмма: «Передайте женам начальствующего состава Плесецкого района, собравшим 1500000 рублей на танковую колонну «Архангельский колхозник» и 58200 рублей на танковую колонну имени Жен фронтовиков, мой братский привет и благодарность Красной Армии. И.Сталин» ( Александра Александровна Нифантова в годы Великой Отечественной войны была председателем районного Совета жен фронтовиков).

Условия, в которых приходилось жить и работать плесецким труженикам тыла, были крайне тяжелыми  Уже осенью 1941 года возникли серьезные проблемы с продовольствием. А с 1 октября в Плесецке была введена продажа хлеба, сахара и кондитерских изделий по карточкам.  В стране не хватало муки, поэтому с октября 1942 по май 1943 года выдачу населению крупы и макарон по карточкам заменили картофелем из расчета за 1 кг крупы 5 кг картофеля. Были установлены нормы снабжения хлебом по талонам для населения. Так, учителя, медицинские работники получали по 600 г хлеба в день, другие служащие и эвакуированные по 400 г.. Краевед В.Е.Сидоров писал: «В хлебе муки – около половины, остальное – добавки: картофель, головки клевера и льна, белый мох, разные травы… Дети и иждивенцы получали «такого» хлеба по 200 г на день… Купить продукты без карточек можно было только с рук по рыночным ценам: … литр молока – 50 рублей, буханка хлеба – 200 рублей, пуд картошки – 500 рублей. И так четыре года!» Была даже установлена плата за воду: с организаций, предприятий и учреждений – 2 рубля 50 копеек на 1 куб.м, для населения и частных лиц – 3 копейки. Жительница Мирного Тамара Михайловна Никитина вспоминает:  «В те годы мы сильно голодали. У нас была корова, и мы отдавали все молоко на молокозавод. Яйца тоже сдавали. Брат пошел работать учеником на завод и получал 400 грамм хлеба, а мы 200 грамм. Однажды мама делила хлеб, а брату не понравилось, как она это делала, ему видимо хотелось больше. Мама его отругала, а он даже заплакал от обиды. Осенью ходили в лес, собирали грибы, ягоды, щавель. Сеяли рожь или ячмень, у нас в доме даже свой жернов был, и мы с его помощью делали муку и варили кашу. Иногда в госпитале нас раненые подкармливали, кто хлебушком, кто сахарком. Но мы еще держались, а вот эвакуированным было намного хуже. Они, бедные, все, что привезли, обменяли на еду. Голодали в те времена все».

Первые эвакуированные стали прибывать в Плесецкий район в августе 1941 года. В основном это было население Карело-Финской ССР, Ленинградской и Мурманской областей. Вспоминает Тамара Михайловна Никитина: «К нам подселили эвакуированных из Ленинграда. Было очень тесно, но нас никто не спрашивал. В нашем классе учились дети эвакуированных, их было много, они нам часто рассказывали, как они жили, как их бомбили, как они голодали. И мы, дети, понимали, как им было тяжело. Мы, как могли, помогали им - приносили еду: кто морковь, кто картошку, только вот хлеб не приносили, потому что его выдавали по карточкам по 200 грамм. Помню, что у нашего одноклассника отец работал на мясокомбинате, он доставал кровь после забоя скота, жарил ее и приносили нам в класс. Так вкусно было есть ее с солью!»

СЕВЕРНАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА

Северная железная дорога с первых дней войны стала основной артерией, питающей войска Ленинградского и Карельского фронтов вооружением, боеприпасами и горючим. В конце 1941-го и в 1942 году она обслуживала около трети советско-германского фронта, обеспечивала перевозки до блокадного Ленинград (у которого оставался выход на Ладожское озеро), а также вывоз из Архангельского и Мурманского портов грузов, поступавших от союзников - Англии и США - по ленд-лизу. А на Север из районов боевых действий по железной дороге шли эшелоны с ранеными бойцами Красной Армии и эвакуированными с оккупированных фашистами территорий. Значение Северной железной дороги хорошо понимало военное командование гитлеровской Германии и всеми силами пыталось сорвать перевозки по ней.

Уже с июля 1941 года начались воздушные налеты фашистов на Северную железную дорогу. Для сохранения объектов дороги от нападения электрическое освещение на семафорах заменили керосиновым. В условиях нехватки угля, паровозы приходилось переводить на отопление дровами.

Объекты железной дороги в годы войны находились под постоянным прицелом фашистских диверсантов. Так, 5 сентября 1942 года в Плесецком районе на железной дороге появилась фашистская группа парашютистов-диверсантов. Около станции Шелекса, на 941-м км, диверсантами было заминировано железнодорожное полотно, от взрыва сошли с рельсов и стали поперек пути паровоз и вагоны товарного поезда, начался пожар. Был убит машинист поезда. А в десяти километрах южнее фашисты убили стрелочницу, взорвали стрелку и захватили дежурного по разъезду Шелекса. Оставшийся в живых кочегар поезда сообщил о нападении командиру отдельного взвода охраны НКВД, которым было организовано преследование диверсантов. Но после того как в трех километрах от места крушения поезда подорвался на мине политрук взвода, скончавшийся в тот же день, преследование было приостановлено. Оно возобновилось на следующий день после прибытия группы истребительного батальона.

18 января 1943 года фашистский самолет обстрелял железнодорожный состав на разъезде Шелекса. В районе поселка Нухтозеро (ныне - Верховский) была сброшена группа диверсантов. В конторе лесопункта Емцовскоголестранхоза был задержан диверсант в красноармейской форме. Он рассказал, где прячутся остальные. Взвод красноармейцев и бойцы истребительного батальона, прибывшие со станции Емца, в ночном бою на Куликовском болоте уничтожили диверсантов. А 9 февраля фашистский самолет сбросил на поселок Пермилово девять авиационных бомб, правда, значительного ущерба они не нанесли.

ЭВАКОГОСПИТАЛЬ


 В 1941 году на территории Плесецкого района было развернуто три эвакогоспиталя. На базе санатория имени Я.А.Тимме разместился эвакогоспиталь №2517, в поселке Самодед – эвакогоспиталь № 2514, а в Плесецке был сформирован эвакогоспиталь №2515.

 В августе 1941 года эвакогоспиталь №2517 на 130 коек, развернутый в санатории имени Я.А.Тимме на берегу реки Емца, принял первых раненых и больных с Карельского и Ленинградского фронтов. Раненых доставляли со станции Емца (в 5 км от госпиталя) на носилках или подводах по плохой дороге. Электричество в госпитале было только утром и вечером, ночью обходились керосиновыми лампами и свечами. В конце войны госпиталь был преобразован в дом отдыха для офицеров, а после войны вновь стал санаторием для больных туберкулезом.

Эвакогоспиталь №2514 был развернут на 300 коек в поселке Самодед. Под него были приспособлено не только здание участковой больницы, но и технического училища, клуба и конторы лесозавода. В августе 1941 года он принял первых раненых. Местные жители несли в госпиталь постельные принадлежности, посуду, мебель, одежду и др. Средний медперсонал был набран из лечебных учреждений Плесецкого и Шенкурского районов, а младший медперсонал и кухонные работники из числа жителей поселка Самодед. Хотя госпиталь был развернут для лечения легкораненых, но уже первая партия принятых  состояла исключительно из тяжелораненых. Несмотря на то, что госпиталь был рассчитан на 300 коек, он порой обслуживал до 500 раненых, значительная часть из которых имела тяжелые ранения. В январе 1943 года госпиталь был переведен на Центральный фронт и преобразован в армейский полевой госпиталь на 1500 коек. Боевой путь госпиталя прошел от Орла через Украину, Белоруссию, Польшу и Германию. В конце 1945 года он был расформирован.

В июле 1941 года на базе Плесецкой районной больницы началось формирование эвакогоспиталя №2512 хирургического профиля на 300 коек. Госпиталь разместился в двух зданиях по улице Партизанской. А 4 сентября он принял первых раненых. Санитарные поезда прибывали на станцию Плесецкая, где их принимали медперсонал  госпиталя. Те, кто мог передвигаться самостоятельно, шли до госпиталя пешком. Тяжелораненых несли на носилках или везли на подводах, в основном, женщины. Один из лечившихся в госпитале К.А.Масленников, получивший ранение в обе ноги, вспоминал: «Нас… раненых, кто не мог передвигаться сам, несли девушки и женщины на носилках от самой станции до госпиталя. Это трогало нас до слез…».

Здания, в которых размещался госпиталь, были неблагоустроенные: отсутствовал водопровод, канализация, центральное отопление. Жители Плесецка помогали, чем могли – приносили посуду и постельные принадлежности. Желанными гостями и помощниками в госпитале были школьники. Раненые бойцы писали в «Плесецком лесорубе»: «Сердечно благодарим наших шефов – учеников Плесецкой средней школы. Особенно ученицу 8 класса Нину Плюснину и ученицу 3 класса Галю Горбунову… Они исполнили много хороших песен…».

В августе 1942 года эвакогоспиталь №2512 был переведен на станцию Шалакуша, а затем в Карелию. В 1942 году госпиталь был расформирован.

А уже в сентябре 1942 года в Плесецке, в четырех двухэтажных зданиях по улице Партизанской, был размещен эвакогоспиталь №1771 на 600 коек. Первоначально он был сформирован в городе Сумы Украинской ССР, затем был переведен в Архангельск и размещался в гостинице «Интурист». Но после того, как Архангельск стал подвергаться жестоким бомбардировкам фашистской авиации, госпиталь был переведен в Плесецк.

Ни одна сложная операция в госпитале не обходилась без профессора, доктора медицинских наук, врача-рентгенолога Константина Вячеславовича Ипатова. Каждого раненого подносили в рентген-кабинет на носилках. «И каждого, - вспоминала бывшая медсестра рентген-кабинета Евгения Васильевна Кухтина, - профессор смотрел под экраном, подсказывал хирургу, как найти осколок (а он был то в легком, то возле сердца, а то и в черепе), как сложить кости или как лучше, максимально щадя человека, ампутировать разбитую, раздробленную конечность… Бой за жизнь чьего-то сына, отца, брата шел упорный, настойчивый, решительный и, благодаря опыту профессора, умелый, победный».

Мест в госпитале не хватало. А санитарные эшелоны на станцию Плесецкая все прибывали. От запаха крови кружилась голова, от жалости сжималось сердце, а раненые все поступали и поступали, и длинная череда носилок протянулась от станции к госпиталю. Вспоминает Валентина Гавриловна Задонских, с 1942 года она работала санитаркой, а затем сестрой-хозяйкой в эвакогоспитале №1771: «Бывали дни, когда эшелоны с ранеными прибывали на станцию один за другим, и, порой казалось, что не хватит сил ещё раз поднять тяжёлые носилки, сделать ещё один шаг!». Раненых было так много, что было принято решение открыть пятое отделение госпиталя в конце улицы Партизанской. В этом двухэтажном здании барачного типа историк и краевед Н.А.Макаров прожил после войны около одиннадцати лет, там прошли его детство и юность. Вот что он вспоминает: «И я помню как сейчас общий коридор с истыканным полом… Чтобы костыли у раненых не скользили, в костыли снизу вбивали гвозди… Я хорошо запомнил этот пол в коридоре».

Среди обслуживающего персонала госпиталя почти не было мужчин. Девушки-санитарки заготавливали дрова, топили печи, мыли бойцов, убирали помещения госпиталя, переносили прибывших раненых на носилках с поездов в госпиталь. «В то время дорог был каждый бинтик, - вспоминала бывшая санитарка госпиталя Л.В.Быкова (ныне Рогова). – Берегли, стирали, стерилизовали всю марлю, чтобы она служила несколько раз…»

Жители Плесецка, от мала до велика, чем могли, помогали госпиталю. Школьники помогали раненым писать письма, читали им книги, выступали перед ними с концертами художественной самодеятельности. Жительница Мирного Тамара Михайловна Никитина вспоминает: «Мы, дети, всю войну ходили в госпиталь, пели для раненых песни, читали стихи. Однажды танцевали танец, а сцена-то возьми, да и проломись, ну мы все и попадали друг на друга, а в зале - хохот. Раненым очень нравились наши концерты. Тех, кто самостоятельно не мог ходить, приносили на носилках и укладывали у сцены».

Несмотря на то, что вода в годы войны в Плесецке отпускалась за плату и у колонок всегда были очереди, если приходили санитарки из госпиталя, то их пропускали к колонке без очереди, и воду они брали бесплатно.

В 1945 году госпиталь был реорганизован в Архангельский областной ортопедический госпиталь, а затем в Архангельский областной госпиталь для инвалидов Великой Отечественной войны. В декабре 1953 года госпиталь был расформировании передан Плесецкой районной больнице.

9 мая 1975 года на здании бывшего эвакогоспиталя №1771 – Плесецкой центральной районной больницы была открыта мемориальная доска. А через тридцать лет, 9 мая 2005 года, на здании аптеки, построенной на месте, где располагался в годы войны госпиталь, была установлена мемориальная доска.

ПОБЕДА

9 мая 1945 года радио принесло самую долгожданную весть: «Товарищи! Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой!» Газета «Плесецкий лесоруб» писала; «День Победы, 9 мая, народ никогда не забудет. В этот день присутствовало на митингах трудящихся района более 15 тысяч человек».

Вспоминает жительница Мирного Тамара Михайловна Никитина: «Столько лет прошло, а 9 мая я помню хорошо! Я пошла за водой, навстречу мне идет подруга, Аля Зайкова, вся в слезах и говорит: "Война кончилась, ты слышала?". У нее на войне погиб отец. Пошли с ней к госпиталю, а оттуда все больные и раненые, кто мог передвигаться, вышли на улицу, с песнями. Сразу же собрался митинг - кто поет, кто плачет, кто на гармони играет. Вечером в парке у памятника Ленину был праздник. Там было такое веселье, что даже мы, маленькие дети, туда побежали и танцевали наравне со взрослыми. Вечером пришли домой, и вдруг услышали жуткий крик. Мы, ничего не понимая, бросились к соседям. Оказалось, в семью Антипиных пришла похоронка на мужа, именно 9 мая…».

 Е. Юзгина из Плесецка вспоминала: «Век не забыть того дня. Вдовы плакали еще горше: им некого было ждать с войны. Плакали и мы, кто еще ждал, надеялся, верил… И все-таки самым большим чувством была радость за страну нашу великую, которая такую смертельную невзгоду снесла. Люди поздравляли друг друга, целовались, желали счастья. В этот день весь поселок был как одна большая семья».

За годы Великой Отечественной войны число земляков сократилось на четверть, но память о павших жива. Постоянное напоминание о них: памятник-горельеф «Воинам-землякам, погибшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»в центре Плесецка, памятники и обелиски в Конёво и других населённых пунктах, – священные места для жителей района. А главное:  имена защитников Отечества – в наших сердцах, на их примерах воспитываем детей и внуков, их портреты – в одном с нами строю.

Спасибо всем, кто в годы Великой Отечественной войны не согнулся от горя и невзгод, кто выстоял и победил врага. Спасибо всем нашим землякам, кто в тылу не щадя себя ковал Великую Победу. Мы в неоплатном долгу перед вами! Низкий вам поклон!

Чтобы подвиг наших предков оказался не напрасным, лучшее, что можем сделать мы, потомки, - помнить об их подвиге и беречь мир, доставшийся нам такой ценой.

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК

7675 наших земляков пали смертью храбрых на поле боя, 27 выпускников Плесецкой школы не вернулись домой с фронта.

 Бессмертный полк.jpg001.jpg 

Орлов Николай Сергеевич

родился 11 февраля 1926г.

 Бахианов.JPG
 Атаманов.JPG
 Калитин.JPG
 Лаптев.JPGУчастник ВОВ Карельский М.В.. Автор Юрченко Никита 2 Б класс.  Кл.рук. Крехалева Г.А..jpg Участник ВОВ Фомкин А.П.. Автор Юрченко Никита 2 Б класс. Кл.рук. Крехалева Г.А..jpg
 Ильин.JPG 

Малышев Анатолий Прокопьевич (03.01.1924 – 29.03.1955)